Конфликт – это, своего рода, момент истины. Интервью с Юрием Беспаловым

Тема конфликтов интересуем многих. Конфликты, дома, на работе, с близкими, коллегами, с клиентами, да и просто с посторонними людьми, происходят время от времени с каждым их нас. К сожалению, мы не всегда оказываемся готовы к конфликтам настолько, чтобы разрешить ситуацию мирно и эмоционально безболезненно. Поэтому, портал NLP.by в лице Александра Попова, решил поинтересоваться, - а как разрешают конфликты сами эксперты в области разрешения конфликтных ситуаций? Александр Попов, врач, публицист, провел беседу с Юрием Беспаловым о конфликтах и о том, почему он стал специалистом именно в этой области.

 


Миротворец

Юрий Беспалов

- приват-советник по вопросам проблемных коммуникаций.

- тренер по персональному управленческому искусству.

- тренер-инструктор по оздоровительной практике "Жива" и клуба единоборств "Миротворец".

Один из первых тренеров НЛП в Беларуси. Специализация: разрешение конфликтов, психотехнологии влияния, противодействие влиянию.

Автор и разработчик специальных обучающих программ по ведению переговоров, разрешению конфликтов и антистрессовой подготовке. Более 20 лет консультирует управленцев высшего и среднего звена по вопросам проблемных коммуникаций и разработке стратагем.

Персональный сайт: x-action.by

 

Александ Попов: Юрий, кроме прочего, Вы известны в качестве эксперта в области конфликтологии. Бросая ретроспективный взгляд, какое событие (череда событий) в жизни предопределила Ваш выбор развития в этом направлении?


Юрий Беспалов: Понимаю, как доктор Вы не могли не начать с анамнеза. :) Много раз участники моих тренингов по управлению конфликтами мне задавали подобные вопросы. И каждый раз ответ приходилось искать, просто рассуждая вслух, доставая из памяти те или иные события. Я толком не знал тогда, какие из них могли бы претендовать на роль предопределяющих. Сейчас ответ у меня есть. Но событие, о котором я расскажу является предопределяющим не столько как причина, сколько как смысл, если хотите - миссия, ответ на вопрос «зачем», а не «почему».


Поначалу подобные вопросы я сам себе не задавал. Потому, как ко времени, когда началась моя тренерско-преподавательская практика, тема конфликтов вышла на передний план как-бы сама собой. Вероятно, сказался предыдущий 14-ти летний опыт службы в силовых структурах и работы в сфере безопасности. Однако, объясняя причины своего особого интереса к теме конфликтов я бы не стал сбрасывать со счетов более ранний период и даже юный возраст, где конфликтов было через край.


Как и многих сверстников меня воспитывала улица. Наши родители в школу за ручку нас не водили, как это делается сейчас. И как бы далеко школа не была от дома, мы ходили туда самостоятельно. Гуляли мы тоже где угодно и порой даже скрывали где. В первой половине учебы в средней школе мы жили в Липецке. В те времена, оказаться в соседнем районе без «подкрепы» было весьма опрометчивым поступком. И когда такое происходило приходилось решать с «местными» разное что, да как, да почему. В самой школе, одни учителя причислили меня с моими друзьями к категории непослушных и конфликтных детей. Мы и в правду были, как тогда выражались, «шухерные» и постоянно куда-то «залетали». Другие же учителя, с которыми кстати у нас были прекрасные отношения, говорили, что конфликтность и непослушание обусловлено нашим обостренным чувством справедливости. Так это было или иначе, но конфликты в которых мы периодически оказывались, далеко не всегда разрешались в нашу пользу или понятным нам образом. Поэтому мысленно поставить точку и завершить «гештальт» не получалось. Много вопросов повисало в воздухе. Можно было бы предположить, что желание знать решение любой конфликтной ситуации зарождалось ещё тогда. Психологи, покопавшись, непременно нашли бы причины именно там. Но это больше лирика. Согласитесь, отнюдь не многие из-за своего бурного детства потом идут в психологи или конфликтологи.


Как бы там ни было, события, в большей степени повлиявшие на мой профессиональный выбор, произошли позже. И первой значимой вехой стал конфликт в Нагорном Карабахе, в котором мне пришлось участвовать в составе миротворческих сил во время службы в Воздушно Десантных Войсках. Если не морализировать по поводу глобальной политической подоплеки того конфликта и посмотреть на то, как на местах люди решали возникающие между ними противоречия, то картина получится весьма печальная. Впрочем, всё происходящее там и вылилось в большую трагедию и масштабные боевые действия. В то время, для нас было большой загадкой, как так получилось, что долгие лета мирно жившие друг с другом люди вдруг стали непримиримыми врагами. К тому же, не наше дело было вести какие-либо переговоры, но, когда это случалось в местах непосредственного соприкосновения, нам трудновато было находить нужные слова для того, чтобы снять накал и разрешить ситуацию мирно. Иногда не получалось вовсе. Это потом, изучая психологию и социальные технологии мне многое стало понятно и ясно как следовало бы поступить. А тогда нам было страшно и непонятно, чем всё это закончится. Мне повезло, благодаря моим грамотным командирам и надёжным сослуживцам. И теперь я могу рассматривать те события как ценнейший многогранный урок, который позволяет более тщательно подходить к выбору технологий разрешения конфликтов, не доводя до крайностей.

 

А.П.: В каких направлениях используются предлагаемые Вами знания и навыки?


Ю.Б.: Там, где есть прямое и непосредственное общение между людьми. Это деловые отношения, личные и супружеские отношения, отношения родителей с детьми. Точнее будет, если слово «отношения» заменить на «взаимодействие». Тогда качество отношений можно будет рассматривать, как результат выбранных способов взаимодействия.


Ни для кого не секрет, что при взаимодействии между людьми периодически возникает то, что называют трениями. Например, происходит это, когда интересы у людей общие, но при этом расходятся способы и подходы к реализации совместных целей. Бывает, что интересы у людей разные, но в какой-то точке жизненного пространства они пересекаются и тогда возникают конфликты и противоборство. И в том, и в другом случае нужны знания и навыки, позволяющие снизить силу трения, снять возникающие противоречия и найти конструктивное решение в сложившейся ситуации.


Стоит отметить, что знания, как управлять конфликтами - это важная составляющая персонального управленческого искусства. Взаимодействие между людьми, в той или иной степени, - это управление друг другом, которое может быть скрытым или явным. То же относится и к отношениям, если, конечно, вы хотите, задать отношения нужного вам качества, и не позволяете себе уповать на то, как эти отношения сложатся сами собой. Поэтому речь и идет о персональных управленческих компетенциях в целом, будь то личные или деловые отношения.


Одним из критериев качественного управления является предсказуемость результата. В противном случае это не управление, а событие, отпущенное на самотёк. И, если в одних случаях это допустимо, то для других случаев утрата управления может заканчиваться трагично. Вы же не отпускаете руль, когда на скорости движетесь в своем автомобиле? Согласитесь, что странно выглядит, когда человек едет в отношениях пассажиром и при этом возмущается, что его «привозят» куда-то не туда. 

Полагаю, что взаимоотношения между людьми посложнее задачка будет, чем вождение автомобиля. Поэтому, чтобы полноценно взять управление отношениями в свои руки, придется осваивать персональное управленческое искусство.


Можно, конечно, учиться этому наиболее распространённым способом – методом проб и ошибок. Однако, гораздо быстрее и безопаснее осваивать и совершенствовать свои персональные управленческие навыки на специальных тренингах. Например, в моей мастерской переговоров и стратагем.

 

 

[ Конфликт – это, своего рода, момент истины ]

 

А.П.: Вы семейный человек с солидным опытом супружеской жизни и полноценным набором родительских обязательств. Как часто и насколько успешно приходится использовать обретенные знания, для разрешения конфликтов с домочадцами?

С высоты своего, как вы выразились, солидного семейного опыта, позволю себе предположить, что семья - это главный экзамен, где отчетливо отслеживается действительно ли вы владеете соответствующими навыками или только информированы о том, как следовало ли поступить.


Думаю, многие это замечали, что с домочадцами всё работает не так, как это работает с посторонними людьми. Например, вы можете быть эмоционально выдержанным на людях, но заводиться с пол оборота в разговоре с мамой или женой. По крайней мере так это было у меня. Быть выдержанным при обсуждении спорных вопросов с ними у меня начало получаться в последнюю очередь.


Близкие, как никто другой знают твоё самое слабое место и в споре непременно «пнут» именно туда. Что называется, «наступят на больной мозоль». Так вот пришлось понять, что пока ты не проработаешь одно за другим и не избавишься от каждого из своих слабых мест, проблемы будут только усугубляться. Другой мой профессиональный опыт разрешения конфликтов дома годился мало. Пришлось обогащать свой опыт дополнительными знаниями обучаясь на разных психологических курсах и в университете. Моя жена, кстати, тоже психолог по третьему своему образованию. Поэтому нам было легче обходить острые углы, время от времени возникающих разногласий.


Предпосылки к семейным конфликтам кроются в самой природе полов. Это старая как мир идея о взаимоотношениях мужчины и женщины. Когда сталкиваются два мира, они либо разрушат друг друга, упорно пытаясь изменить партнёра под свои представления и требования, либо создадут новый, более совершенный мир.
Создать новый мир, получается только у тех, кто отказался от директивных требований и прямого давления, предпочитая влиять на других людей через преображение себя. Идея не нова, однако, к сожалению, для многих остается не понятной и поэтому игнорируется. И происходит это во многом из-за распространённого убеждения, страстно поддерживаемого многими не очень вдумчивыми энтузиастами от психологии, что везде и всегда надо оставаться самим собой. Не спорю, есть ситуации, в которых собой надо оставаться. И при этом, правомерен вопрос, - а зачем оставаться самим собой, если можно стать кем-то более достойным?

Гармоничные отношения формируются, обязательно проходя через стадию конфликтов. С помощью конфликтов происходит притирка, проверка на надежность, проявление сущности и преображение её, в конце концов.

Конфликт – это, своего рода, момент истины. Бывает, что конфликт — это единственная возможность договориться на новых условиях. Но следует помнить, что это всего лишь стадия, через которую следует пройти. И если кто застрял в этой стадии, то стоит задуматься о причинах и способах выхода. 

Что же касается родительских обязательств и отношений с детьми, то здесь с одной стороны всё то же самое, а с другой - требуется особое внимание. В учебниках по социальной педагогике сказано, что все проблемы взаимоотношений родителей и детей происходят из-за неправильной реакции взрослых на поведение детей. Поэтому если и нужно регулировать чьё-то поведение, так в первую очередь своё. Видимо, нам с женой это удалось потому, что особых проблем во взаимоотношениях с нашими детьми, даже проходя через подростковый возраст у нас не было. В смысле любые возникающие недоразумения и трения решались в конструктивном режиме без травмирующих и их, и нашу душу воздействий. Дети наши нам говорили, что у них с нами проблем так же не было. И даже хвастались, что в друзья школе по этому поводу им по-доброму завидовали. Тут похоже работает принцип, из русской поговорки, с кем поведешься от того и наберёшься.


А.П.: Как считаете, с какого возраста необходимо прививать человеку навыки разрешения конфликтных ситуаций и какие принципы закладывать в подрастающее поколение?


Ю.Б.: Конфликт — это столкновение. Мы с рождения сталкиваемся с неизвестным нам миром, и в последствии мало что меняется, а только усложняется. Взрослея, постепенно мы выходим из-под опеки и защиты своих родителей, и к тому времени, когда это произойдет окончательно, хорошо бы быть достаточно готовым опираться только на себя и свои силы.

Конфликты бывают разные. Например, внутренний психологический конфликт, когда вступают в противоречие желания и возможности, взгляды и установки. Или конфликт во взаимодействии с кем-то. Здесь одно может порождать другое, как и возникать по отдельности. Первыми с кем контактирует ребенок — это родители. И именно от них он перенимает любую модель поведения, подражая им. Мы уже говорили об этом ранее. В том числе и способы разрешения сложностей в общении. Такое обучение естественно и неформально.

Формально же, обучение навыкам разрешения конфликтов имеет смысл только тогда, когда на то есть какие-либо объективные причины. Ведь конфликтов может и не быть, если человек чуткий и внимательный, гармонично вписывается в обстоятельства и планомерно достигает своих целей.

Именно такие качества следует развивать с малолетства. Но для этого их надо иметь самому. Иначе противоречие между декларируемым и реальным вызывает недоверие и родит протест, что по сути уже конфликт.
Да конечно, реальность такова, что зачастую родительский опыт не обеспечивает целостного и гармоничного развития. Всё на что хватает родителей, с их беспокойством и всевозрастающей тревожностью, так это пытаться оградить своих чад от разного рода «опасностей», подстерегающих их за крыльцом дома. Тем самым лишая собственных детей хоть какой-то возможности обрести нужный опыт.

Поэтому, я бы поостерегся говорить о принципах, которые следует прививать подрастающему поколению. Потому, что если сами взрослые не в состоянии эти принципы воплотить в жизнь, то детям просто негде взять соответствующие ориентиры. У ребенка не будет нужного образца поведения и образа цели. Заметьте, что сейчас слова «жить или поступать по совести» у многих вызывают недоумение. Им кажется, что совесть - это абстрактное понятие и ориентироваться на совесть в принятии решений как минимум не выгодно. Вот когда родитель сможет продемонстрировать как это поступать по совести, без лишнего резонерства, вот тогда многое в отношениях между людьми станет на свои места и конфликты будут только конструктивные и созидательные. Хотя бы как «мирный атом».

 

[ лучший экспромт — это подготовленный экспромт ] 

 

А.П.: Часто ли Вы ловите себя на мысли, что несмотря на имеющиеся знания и опыт, поступили бы в конфликтной ситуации иначе, если имели бы чуть больше времени на принятие решения?


Ю.Б.: Регулярно. И это происходит, как минимум по двум причинам. Во-первых, когда в ходе общения не достигнут ожидаемый результат. И во-вторых, я просто из соображений тренировки и рассмотрения вероятностей по много раз мысленно проигрываю те или иные ситуации. Так в последствии легче решать текущие задачи. Как говорится, лучший экспромт — это подготовленный экспромт. Тут следует учитывать, что в условиях, когда время ограничено или имеются иные стрессорные факторы, времени на раздумья не бывает. Ситуацию может спасти только заранее подготовленный план и доведенные до автоматизма умения. Интуиция же, на которую многие уповают, на самом деле может сработать только либо в совсем экстремальной ситуации, либо в состоянии покоя и умиротворения. Последнего, заметьте, в нашем суетливом мире добиться очень непросто.

 


А.П.: Хотелось бы, чтобы потомки пошли по Вашим стопам? И от чего хотелось бы их предостеречь?


Ю.Б.: У каждого из потомков свой путь, который каждому из них придётся проходить самостоятельно. Идти же по моим стопам потомкам никакого смысла нет. Я уже там был и все, что нужно при необходимости расскажу, покажу и дам попробовать. Их дело двигаться вперёд. Если дети в период, когда жили со своими родителями, не впитали от них в себя мудрость своих предков, то все предостережения - это пустой звук. Или звуковая пыль тревожных родителей, не верящих в своих детей.


Многие родители превратно понимают что-такое воспитание. Это точно не назидания, нравоучения и проверка домашних заданий. Прерогатива на передачу знаний тоже не принадлежит родителям и даже школе. Только сами дети вбирают в себя то, что сочтут нужным. Родителям остается только показать варианты этого нужного. Но показать это можно не указующим пальцем в ту или другую сторону, а собственным примером и результатами, которые дети захотят приумножить. Я говорил уже о том, что в той или иной мере, нам с женой по отношению к нашим уже выросшим детям это удалось. И надо сказать, что это не только потому, что нам, самим повезло с нашими родителями. Во многом понимание, как обойти острые углы воспитания, к нам пришло, когда кроме основной своей деятельности в области управленческого консалтинга, мы взялись за проекты в сфере подростково-молодежного развития.

10 лет мы проводили развивающие лагеря и детские клубы, где помогали подросткам научиться решать их насущные проблемы в отношениях с родителями, учителями, сверстниками. Именно тогда работая с чужими детьми мы по-настоящему начали понимать своих. Да и чужие перестали быть чужими, и стали как свои. Многие из них уже сами имеют своих детей и добились хороших результатов на разных поприщах.
Поэтому предостеречь имело бы смысл не потомков, а тех, кто скоро станет предками.

 

А.П.: Были в Вашей жизни критические моменты, когда конфликт достигал своего пика, но, тем не менее, Вы успешно направляли его энергию в нужное русло?


Ю.Б.: Были, конечно, и много. Однако не всегда могу приписать себе заслуги за позитивный исход того или иного конфликта. Дело в том, что бурлящие страсти не равномерно распределены по всем участникам конфликта в их субъективных переживаниях. Поэтому, в одних случаях бурлящие страсти снаружи, совершенно никак не сказывались на моем внутреннем состоянии и не мешали нормально соображать и найти хорошее решение.

В других случаях, когда мой собственный адреналин зашкаливал, спасали автоматизмы, наработанные предыдущим опытом. В следующих ситуациях достаточно было приложить ум только к тому, чтобы сдерживать себя от опрометчивых действий. А лучше вообще ничего не делать. И тогда страсти сами затихали и все становилось на круги своя.

Но есть особые случаи, которые в последствии подвергались мной тщательному анализу. Так вот, как бы это для кого-то странно не выглядело и как бы кто скептически к этому не относился, без воли высших сил там не обошлось. Но это уже другая история. А про особенности работы интуиции я уже говорил.

 

А.П.: Если бы сила Вашей мечты была настолько мощной, что могла в точности исполниться, чего Вы пожелали бы нашему обществу?

Ю.Б.: Как только у меня появится образ мечты, который отзовется в сердце каждого человека в нашем обществе, то эта мечта сразу будет наполнена силой и в точности исполниться. А пока будем вместе работать над созданием образа такой мечты. Кстати по-русски это так и называется - соображать.

Беседовал Александр Попов.

 


 

Как научится разрешать конфликты или управлять ими?  

Выбирайте любые тренинги интересные для себя >>>

 

 

 


Печать   E-mail